Между Россией и Италией

Несмотря на французское происхождение отца, Карл Павлович, которого до 23 лет даже звали Брюлло, долгое время находился между двумя другими странами. Пристанищем Брюллова стала Россия и Италия.

12 лет своей молодости художник провёл на Апеннинском полуострове. Там он смог раскрыть один из главных своих талантов — умение писать портреты. Позже в Петербурге Брюллов создаст портреты Василия Жуковского и Ивана Крылова, которые до сих пор печатаются в школьных учебниках по литературе.

Также Италия оставила огромный след на сентименталистских картинах Брюллова. «Итальянский полдень» и «Девушка, собирающая виноград в окрестностях Неаполя» – на каждой из этих работ запечатлена чувствительность, красота и молодость.

Именно в Италии Брюллов начал писать «Последний день Помпеи». Эта картина ознаменовала новый этап в творчестве русского художника.

В Италии у Брюллова сформировался свой художественный стиль, там его картины приобрели особое неповторимое настроение. Поэтому в Россию Брюллов вернулся уже известным всей Западной Европе живописцем.

Новатор

Главная особенность творческого пути Брюллова — художественный переход от сентиментализма к романтизму. Эту творческую эволюцию, повлиявшую не только на путь художника, но и изменившую вектор развития русской живописи, отмечали многие критики. Именно Брюллова среди художников принято называть «вершиной русского романтизма».

После описаний чувств конкретных персонажей Брюллов переходит к изображению грандиозных и масштабных событий. Яркий тому пример — картина «Последний день Помпеи». В ней художник смог передать общую трагедию народа, а не отдельно взятого человека, как это любили делать сентименталисты.

Эта картина стала триумфальным взлетом Брюллова. С момента выхода «Последнего дня Помпеи» в свет (1833 год), художника заметили не только в России, но и в Европе. Это событие стало эпохальным для русской культуры, поэт Евгений Батюшков так написал о важности произведения Брюллова: «И стал «Последний день Помпеи» для русской кисти первый день…»

Мнение публики

Часто бывает, что признание приходит к человеку через много лет после смерти. С Брюлловым – совсем другая история. Ещё при жизни современники восхищались талантом художника и расхваливали его работы.

Николаю Гоголю, например, очень понравилась картина «Последний день Помпеи». «Картина Брюллова — одно из ярких явлений XIX века. Это — светлое воскресение живописи, пребывавшей долгое время в каком-то полулетаргическом состоянии… какое смелое, какое дерзкое употребление теней там, где прежде вовсе их не подозревали! и вместе, при всей этой резкости, какая роскошная нежность, какая подмечена тайная музыка в предметах обыкновенных, бесчувственных!», — говорил автор «Мертвых душ».

Декабрист Александр Бестужев оставил такие впечатления от картины Брюллова «Нарцисс»: «Талант и вкус молодого артиста заметны в каждой черте. Глядя на его работу, я думал сам в себе: сколько Нарциссов есть у нас перед глазами»

Публицист Александр Герцен в своем дневнике тоже писал мысли о «Последнем дне Помпеи»: «Предмет ее переходит черту трагического, самая борьба невозможна. Дикая, необузданная стихийная сила, с одной стороны, и безвыходно трагическая гибель всем предстоящим».

А Пушкин, вдохновившийся картиной «Последний день Помпеи», написал такие строки:

«Везувий зев открыл – дым хлынул клубом – пламя

Широко резвилось, как боевое знамя.

Земля волнуется – с шатнувшихся колонн

Кумиры падают! Народ, гонимый страхом,

Под каменным дождем, под воспаленным прахом,

Толпами, стар и млад, бежит из града вон…».

Другой русский лирик, Афанасий Фет, обратил внимание на другую работу Брюллова. Так, поэт написал стихотворение «Диана, Эндимион и Сатир», в его подзаголовке указано — «Картина Брюллова».

Помимо литераторов, Брюллов сильно повлиял и на художников второй половины XIX столетия. Иван Крамской, Валентин Серов, Василий Перов — все они черпали вдохновение в полотнах Карла Павловича.

Поделиться