На днях петербургский историк опубликовал цифровую биохронику Петра I – это расписанная по дням жизнь первого русского императора. Можно, например, посмотреть, чем Пётр занимался, когда устраивал себе выходной, и куда ездил с официальными визитами. На волне интереса к его личности мы решили поговорить о Петре I со студенткой Института истории СПбГУ Василисой Тарасенковой.

Абсолютная власть

— Петр I – тиран?

— С точки зрения крестьян, да. Постройка Петербурга, пожизненные рекрутские наборы — народ не был благодарен царю за это. Церковь, мне кажется, до сих пор ненавидит Петра из-за ограничений. Для аристократии он не был тираном, Петр, как выражались европейцы, стал просветителем России. Лично я императора тираном не считаю. Он был жёстким правителем для своего времени, но не следует гиперболизировать.

— В российской истории есть другие правители, которые по своему типажу похожи на Петра I?

— Наверное, Иван Грозный и Иосиф Сталин по яркости схожи с Петром I: их либо любят, либо ненавидят. Хотя, по-моему, сравнивать их не совсем корректно. Но они похожи тем, насколько резкими методами эти правители развивали страну.

— В романе советского писателя Алексея Толстого «Петр I» многие литературоведы трактуют оправдание жёстких мер монарха как отсылку к действиям Иосифа Сталина, которого «красный граф» хотел обелить с помощью книги. По-твоему, можно ли вообще сравнить два этих режима?

— Нет. Эти режимы абсолютно разные, личности абсолютно разные и формы правления абсолютно разные. Их любят сравнивать из-за дерзости, с которой они воплощали в жизнь свои политические действия. Но сравнивать их не следует.

Царь-западник

Можно ли сказать, что стремление к вестернизации России это протест Петра против «славянофильства» его отца?

— Мне кажется, что Романовы изначально держали курс в сторону европейских стран, против «славянофильства». Это можно доказать тем, что еще в 1630-ые годы дед Петра I создал полки иноземного строя по европейскому образцу. Также у многих людей Петр I ассоциируется с отправкой молодых людей в Европу, в которой они получали образование. На самом деле такую практику ввёл Алексей Тишайший, отец будущего реформатора. Так что Петр был, скорее, продолжателем тех идей, которые начинали предыдущие Романовы.

Что вдохновило Петра I на столь радикальные реформы?

— В первую очередь его вдохновлял отец. Петр соглашался со многими действиями Алексея Михайловича, хотя и не был по-человечески с ним близок. Потешные полки Петра I — это результат вдохновения внешнеполитической деятельностью отца. Если мы говорим о Европе, то Петр I восхищался морской мощью Швеции, которая нарастала с XIII века. Также Карл XII восхищал Петра своими полководческими талантами. Само создание Великого посольства, которое объехало ряд западных государств, говорит о восхищении европейским континентом в целом. Также кумиром Петра I был Александр Македонский, русский царь восхищался его завоеваниями.

Как бы развивалась Россия, на твой взгляд, если бы к власти пришёл не готовый к западным реформам человек?

— Я думаю, мы бы получили второй этап периода, который называется Московским царством. Мы бы вряд ли смогли продержаться долго в консервативном состоянии, и Бунташный век получил бы своё продолжение. Долго такой путь продолжаться бы не смог. Рано или поздно наступили бы реформы, но перед их началом Россия бы ещё раз прошла через ряд восстаний и бунтов.

Что ты думаешь о фразе писателя-историка Николая Карамзина, давшего такую оценку вестернизации России: «Мы стали гражданами мира, но перестали быть во многих случаях гражданами России»?

— Мы приобрели друзей и врагов в Европе, переняв часть западных традиций. Люди начали копировать обычаи, причём копировали часто бездумно. Например, ещё очень долго русские дворяне изъяснялись только на немецком и французском языках, считая родной язык крестьянским и недостойным употребления. Эта копирка запада убила во многих аристократах чувство национального самосознания. Русские традиции сохранялись среди крестьянства. Петр I, возможно, сам того не желая, образовал огромную пропасть между интеллигенцией и простым народом. Царь разделил не только историю страны на «до и после», но и всё русское общество на элиту и крестьян.

Отношения с церковью

— В России царь всегда считался помазанником божьим. А как Петр относился к вере?

— Как и любой русский царь, он верил в бога, но был крайне прагматичен. На протяжении всей истории России население наше было верующим, и Пётр I не мог не перенять от окружения эту традицию. Для него вера была важна, он верил в бога и одновременно осознавал, что на православии держится государственная власть монарха.

— А какое было отношение у Петра I к церкви?

— К церкви отношения у него были противоречивые. Петр I считал, что она была конкурентом на единоличную власть. Церковь до образования Священного синода получала земли и во многом была самостоятельна. Для ограничения власти церкви и был образован этот государственный орган. Одновременно с этим монарх осознавал важность церкви для обычных людей, поэтому проект по созданию Священного синода разрабатывался достаточно долго.

— Мог ли и хотел ли Петр, при своей любви ко всему западному, заменить православную веру на католицизм?

— По-моему, однозначно нет, не мог. Петр I был тем реформатором, которого принимали далеко не все. Введение католицизма вызвало бы массовые восстания и протесты, в ходе которых мы бы, возможно, потеряли самодержавие, проиграв Северную войну. Нужно быть либо самонадеянным, либо глупым, чтобы на территории страны, в которой люди погибали, сражаясь за право быть православными, вводить католичество.

— В романе философа Дмитрия Мережковского «Антихрист. Петр и Алексей» автор наделяет именно Петра I ролью дьявола, антихриста. Как ты думаешь, почему он предстал в таком образе?

— У Петра были некоторые черты, отталкивающие христиан: любовь к алкоголю, распутность, любовные похождения царя и его жён. Петр не был образцом помазанника божьего. Создание Священного синода и ограничение свобод церкви, изготовление пушек для Северной войны, которые отливались из церковных колоколов, — все эти действия отворачивали верующих людей от царя. Плюс, мне кажется, что демоническая внешность Петра I тоже сыграла свою роль в формировании такого образа реформатора.

Субъективный взгляд

— Самое главное, на твой взгляд, историческое действие Петра I?

— Я думаю, что повышение образования, а именно постройка мест обучения, открытие первой газеты, приглашение иностранных специалистов, и военные реформы, которые привели Россию к победе в Северной войне — вот главные достижения Петра I.

— А что, по-твоему, Петр сделал не так, какие ошибки допустил?

— Главная ошибка в том, что Петр I не назначил при жизни наследника, который мог бы продолжить его начинания. Из-за этого мы больше половины века скакали по дворцовым переворотам, затормозившим хорошие начинания реформ. Петр I не составил вовремя завещание, и это привело женщин к власти (смеётся).

 — Можешь ли ты назвать Петра I лучшим правителем России?

— Нет, он был одним из лучших. Я считаю, что у нас вообще нет самого лучшего правителя. Когда начинаешь разбираться в исторических контекстах, подоплёке и прочем, становится очевидно, что всё не так просто и однозначно, как может показаться. Но я не отрицаю, что на этот вопрос многие люди ответили бы согласием.

— Какие стереотипы о Петре I тебе не нравятся как историку?

— Как раз мифы об антихристе. Я не против славянофилов, но мне не нравятся утверждения о том, что Петр I полностью разрушил русскую самобытность. Он её преобразил, но не разрушил. Иногда доходит до обвинений императора в фашизме (смеётся).

— Какая разница есть между изображением Петра I в школе и в университете?

— В школе больше стереотипов: бороды, церковь, война. В университетах же идёт более детальное изучение событий. Из-за этого создаётся объёмный образ Петра I, база фактов более доказательна. Преподаватели с уважением относятся к этой исторической фигуре.

— Опиши Петра I одним предложением.

— Политик, лидер и борец (смеётся).

— Каких черт, которые были у Петра I, не хватает современным политикам?

— Наверное, независимости мнений. Какого-то внутреннего стержня, который позволит пойти против всех. Все-таки политику Петра I нельзя назвать «продворянской», он всегда действовал так, как сам считал нужным и целесообразным. Я не говорю, что советоваться с кем-то это плохо, но чаще нужно думать своей головой, проявлять характер и не бояться нести ответственность за решения. «Железной волею Петра Преображенная Россия», как писал Пушкин, — именно этой «железной воли» и не хватает некоторым политикам сейчас.

Поделиться