Составили список того, о чем почитать и что узнать за длинные выходные: почему после школы экзаменов стоит устроить каникулы и взять gap year, как подростки делают «взрослые» дела и не боятся, почему роботы отберут у нас работу и что делают музеи, когда посетители не отрывают глаз от гаджетов.

Годовой отпуск

«Мел» написал о том, почему выпускникам важно сделать перерыв после окончания школы. Gap year, типичная реалия западной культуры, набирает все большую популярность среди российских выпускников. На то, чтобы провести год с пользой для себя, работая, путешествуя и получая новый опыт, есть несколько причин: 

  1. Возможность поработать в разных сферах. Это поможет выбрать будущее осознанно и придаст уверенности тем, кто боится «висеть на шее родителей».
  2. Армия, конечно, штука грозная, но стоит взвесить варианты: год после школы или год после университета (особенно, если в аспирантуру не собираетесь). Авторы утверждают, что «использовать год после школы для службы в армии — разумное решение, если после вуза ребёнок планирует заняться карьерой».
  3. Это время первых самостоятельных проб и проверки на прочность характера, мировоззрения и убеждений.
  4. Говоря о профессиональном выгорании учителей, мы забываем про учеников, а за 11 лет интеллектуального труда можно и порадовать себя годичным перерывом. Отдых и труд должны быть сбалансированы.

«У взрослых нет сил бороться»

Афиша.Daily опубликовала вдохновляющие истории пяти подростков, меняющих мир к лучшему. Девушка-феминистка из Дагестана, молодой человек, развивающий экспресс-тестирование ВИЧ, руководительница организации «Борьба за равноправие детей и взрослых» и лидер движения против поборов в школе рассказывают о том, почему взялись за это, как живут и с какими проблемами сталкиваются. И справляются.

Атланты Нового Эрмитажа

Мир, май, авангард

Arzamas подготовил краткий учебник по русскому авангарду. Он состоит из семи разделов: поэзия, скульптура, архитектура, кино, музыка, театр и живопись. Каждый рассказывает о предыстории и корнях направления, основных идеях, связи с другими видами искусств и о том, во что авангард превратился в советское время. Читается за полтора часа, если не отвлекаться на прекрасные иллюстрации, — то, что нужно, пока едете в электричке на дачу.

А если ехать далеко, текст выучен и иллюстрации вы готовы воспроизвести с закрытыми глазами, посмотрите на Дилетанте короткую историческую статью о фотографии Александра Родченко. Он был основателем конструктивизма, а позже в советские годы стал конъюктурщиком, но сохранил авторский стиль.

Фото: Александр Родченко

Чем вы занимаетесь?

Mustread этого дайджеста — материал Горького в рубрике «Записки технодетерминиста». Философ Кирилл Мартынов рассказывает о проблеме, которую породили технологии на производстве, оставив людей без работы. Не лишая читателя удовольствия самостоятельно изучить тезисы книги Мартина Форда «Роботы наступают. Развитие технологий и будущее без работы», приведe несколько вопросов, которыми задается автор статьи. Они напрямую относятся к проблемам будущего (надеюсь, не ближайшего):

  • «Что будет именно с моим рабочим местом в этом ужасном мире роботов?»
  • «Чему мы должны учиться сами, чему учить детей — в мире, где индустриальное образование, массовые компетенции стремительно теряют свою рыночную ценность?»
  • Как будет выглядеть общество, где большинство граждан будут безработными? И введение основного базового дохода — не однозначный ответ: «Что случится с демократией после исчезновения фигуры налогоплательщика? Почему у людей, которые лишь получают от государства услуги, по-прежнему сохранятся политические права? И чем будут заниматься люди, десятилетиями сидящие на пособиях?»
  • Сохранится ли феномен «работы» или она окажется таким же временным явлением, как операции без анестезии? Что произойдет, если однажды вся работа будет сделана?
Фото: Александр Родченко

Майские шашлыки в декорациях Третьяковки

Теплица социальных технологий подготовила гид по виртуальным музейным коллекциям. Не отрывая глаз от экрана можно погулять по Русскому музею, Третьяковской галерее и  Государственному музею изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. Если хочется большего, загляните на Google Art Project: здесь почти две сотни музеев из разных стран мира.

О том, как музеи меняют привычный формат взаимодействия с посетителями, где можно поговорить с картиной в режиме онлайн и при чем здесь дополненная реальность, читайте в материале Теплицы.

Спираль истории

Продолжаем тему интерактивного обучения: Histography — это интерактивная карта, вмещающая 14 миллиардов лет истории. Можете начать с Большого взрыва и закончить событиями 2015 года, отслеживая взаимосвязи между ними, — а это незаменимый навык для тех, кто изучает историю или хотя бы сдает ее на ЕГЭ. Проект извлекает информацию из «Википедии» и постоянно самообновляется. События делятся на временные группы: образование планеты, зарождение жизни, каменный век, Возрождение и так далее. Если линейное отображение времени неинтересно, выберите одну из 18 категорий: можно узнать об истории борьбы за права женщин или о том, что происходило в литературе, музыке и политике за последние N столетий.

Автор проекта Матан Стаубер, дизайнер из Тель-Авива. Histography — его выпускная работа, созданная в израильской национальной академии художеств. Графическое и аудиальное воплощение проекта восхитительно, посмотрите сами:

Где ты живешь?

Яндекс исследовал Петербург на уровень удобства для жизни и развлечений. Что такое «место с хорошей инфраструктурой», в каком районе лучше развлекаться, сколько в среднем идти до театра в вашем округе — смотрите в инфографиках.

В исследовании использовали данные Яндекс.Навигатора и Яндекс.Карт. Районы делили на «жилые квадраты» и из их центра прокладывали пеший маршрут до различных организаций. По результатам места относили к нескольким группам: удобные, очень удобные для жизни и те, где недостаточно инфраструктуры. Отдельно высчитывался «культурно-развлекательный» уровень квадрата: насколько быстро от него можно добраться до театров, музеев, кафе или баров.

Самым удобным для жизни стал Центральный район: на каждых троих жителей центра приходится какая-нибудь организация. Наиболее контрастными районами — лучше подходящими для чего-то одного, либо только для жизни, либо только для развлечений — оказались Фрунзенский и Кронштадтский. С инфраструктурой в целом хуже всего в Петродворцовом и Красногвардейском районах. Там больше всего территорий, жителям которых далеко идти до каких-либо важных организаций.
Обложка: Яков Чернихов. Композиция 15. 1930 год 
Поделиться