В этом году я дважды была в Калужской области, и оба раза хотела написать и рассказать про удивительный парк Никола-Ленивец. Но просто так, на эмоциях, написать не получалось, а почитать и изучить историю парка не было времени. И только теперь я поняла, почему так вышло.

Лет десять назад у меня было занятие по созданию бренда территории. Я рассматривала несколько кейсов, один из них был про брошенную деревню, в которой вдруг поселились творческие люди.

О том, что этот кейс был про арт-парк Никола-Ленивец, я даже не подозревала. Тогда я прочитала статью в одном из журналов о том, что в 1989 году в поисках затерянного от цивилизации места в Калужскую глубинку приехал молодой московский архитектор Василий Щетинин. Решение построить здесь свой дом пришло к нему довольно быстро, и он предложил эту же идею своим друзьям, среди которых был художник Николай Полисский. До того момента, пока товарищи не переехали в сельскую местность, в самой деревне оставалось семь ветхих домов послевоенной постройки и три местных жителя.

Обжившись на новом месте, Николай Полисский сделал необычный для российского искусства того времени проект – ландшафтную инсталляцию из снега. После проекта «Снеговики» о Никола-Ленивце узнали те, кто занимался современным искусством. Все новые проекты стали строиться вокруг идеи превращения заброшенных полей и природных ландшафтов в пространство для искусства.

В самом начале Николай Полисский создавал проекты вместе с крестьянами и местными жителями из ближайших деревень. Никола-Ленивец тогда начал оживать: гости, чтобы посмотреть на инсталляции, стали приезжать не только из Москвы, но и из других стран. Сюда же потянулись эксперты в области искусства и журналисты. Через пять лет, в 2005 году, Николай Полисский объявил о создании фестиваля «Архстояние».

Но все же сначала были снеговики! Если вспомнить историю этих мест, то именно здесь в 1480 году состоялось знаменитое стояние на Угре. Опираясь на местный фольклор и легенды, Полисский вместе с командой налепил целую армию снеговиков, которые должны были защищать свою землю. Защитников должно было быть много – иначе не было бы смысла. Как Полисский убедил взрослых людей заняться столь детским делом, уже не так важно. Важен результат – в чистом поле местные жители, которым никто не платил, слепили 220 снеговиков.

Зимой снеговики, а летом огромные скульптуры из соломы – так начинался арт-парк Никола-Ленивец. Местные жители рассказывали, что их жизнь изменилась до неузнаваемости. В бывшей заброшенной деревне появился, например, гостиничный бизнес: специальные гостевые дома, кафе и даже хостелы. У людей из ближайших деревень появилась возможность подзаработать на туристах.

Все это я только читала, находясь от Никола-Ленивца очень далеко. О том, что я когда-нибудь окажусь в самом парке, тогда я даже не мечтала. Между мной и этим местом появилась промежуточная точка – город Пермь. Поэтому – небольшое лирическое отступление.

История пермской культурной революции началась в 2008 году. Тогда губернатором Пермского края был Олег Чиркунов. Для крупного культурного проекта он пригласил в город Марата Гельмана, который должен был превратить Пермь в новую культурную столицу страны. История самого амбициозного культурного проекта в постсоветской России была красивой, но недолгой.

Нет, проект был действительно масштабный и совершенно уникальный. Но это именно тот случай, когда не договорились – власть, граждане, креативный класс и предприниматели. Причем в Перми тогда была уникальная ситуация – власть хотела прорыва, а жители Перми нет.

Те, кто был в Перми, знаком с Пермскими воротами, которые находятся в сквере 250-летия Перми, рядом с центральным железнодорожным вокзалом. Их спроектировал как раз художник Николай Полисский. Эти ворота, которые выглядят очень современно, горожане несколько раз пытались сжечь.

В 2010 году неизвестные подожгли и установленную перед входом в музей деревянную «Ротонду» Александра Бродского, которую местные блогеры предлагали перепрофилировать в общественный туалет. Расставленные по всему городу «красные человечки» Андрея Люблинского, ставшие символом пермской культурной революции, так же, как и «Пермские ворота» Николая Полисского, превратились в объект для бесконечных насмешек и издевательств.

С уходом Олега Чиркунова с поста губернатора Пермского края проект «Культурной столицы» потихоньку – что жаль – сошел на нет. Два года назад, приехав вновь по делам в Пермь, я увидела, что почти все инсталляции с городских улиц исчезли – город снова сделали скучным и непривлекательным. И только ворота продолжают встречать гостей города у железнодорожного вокзала.

Весной этого года, когда все вдруг ощутили себя в новой реальности из-за пандемии, «Школьные проекты» тоже были вынуждены все проекты перевести в онлайн. Менялись планы и переносились мероприятия, при этом никакой уверенности, что эти планы осуществятся, не было.

На это лето мы запланировали провести «Неконференцию» для учителей и молодежных работников. В какой-то момент мы вообще думали, готовить ее или нет. Решили все-таки готовить: Макс Иванцов выбрал место для ее проведения – Калужская область, недалеко от парка Никола-Ленивец. Мы спланировали все так, чтобы участники смогли хотя бы ненадолго приехать в сам арт-парк.

Сказать, что такой выбор места меня удивил, это ничего не сказать. В условиях карантина и непонимания, когда все закончится и откроется, договариваться с кем-либо по аренде и проживании было сложно. Мы бронировали, нам отказывали, и это все дико раздражало. Я даже в сердцах как-то сказала Максиму: «Зачем ты выбрал место для мероприятия черт знает где, в глуши, с непонятной логистикой?» Максим тогда сказал, что место это уникальное, и мало кто доберется до него сам. Он очень хотел, чтобы «Неконференция» прошла именно Никола-Ленивце.

Забегая вперед, скажу, у нас все получилось – и карантин в Калужской области вовремя сняли, и логистику мы выстроили правильную, и участники «Неконференции» были замечательные.

Побывав дважды за лето в Никола-Ленивце, я с уверенностью могу сказать, место Максим выбрал действительно интересное. Все, о чем я читала, предстало передо мной: все 650 гектаров земли, открытой для творческих экспериментов и поиска нестандартных решений в разных областях – от искусства до экофермерства. Кухня местная нам очень понравились: все продукты натуральные, выращенные здесь же, в деревне. Напитки тоже. Любой крепости!

Но самое главное – это арт-объекты и простор. Есть такое течение в искусстве, называется ленд-арт. Это такой уход от элитарности традиционного искусства через использования простых материалов, которые дает земля – дерево, ветки, солома, сухостой.

В Никола-Ленивце можно бесконечно долго гулять. Арт-объектов с каждым годом становится больше, и они все интереснее. Некоторые из них мы уже не увидим, их по традиции Никола-Ленивца сжигают во время масленицы. Да и сами объекты не претендуют на фундаментальность, скорее говорят об обратном – о скоротечности и хрупкости жизни.

По сути, это единственный в своем роде парк лэнд-арта в России, а фестиваль «Архстояние», который ежегодно там проводится, совершенно не похож на дргие.

Каждый год сюда приезжает более 250 тысяч гостей, и все они по-своему помогают местному населению: снимают жилье, покупают еду и сувениры, ужинают в кафе у местных фермеров. А те самые деревенские мужики, которые помогают строить объекты, уже давно официальные работники «Никола-Ленивецких промыслов». «Архстояние» обеспечивает жизнь людей при помощи искусства, и тут почти каждый местный – художник. Ну где вы такое еще встретите?!

В этом году в Никола-Ленивце появилось сразу три новых объекта. Один из них – практически на наших глазах. В июле мы видели, как идут подготовительные работы по строительству «Красного леса», а в августе уже смогли прогуляться по нему.

Сюда обязательно надо съездить, но не на один день. Можно с палаткой, а можно снять домик. И главное — не спешить, а погулять, поискать и найти свой арт-объект среди разбросанных по огромной территории инсталляций. Постоять или полежать рядом с ним, помечтать о чем-нибудь своем. И эти мечты обязательно сбудутся, как у нас с «Неконференцией».

Поделиться