18 мая пройдет финал урбанистического проекта «ПРОгород». В его преддверии перевели материал CityLab о том, как связаны неочевидные факты: разрастание городов и раннее начало школьных уроков.

Три года назад десятиклассник Амин аль-Далли каждый день вставал еще до восхода солцна и брел по безлюдным аллеям Фэрфакса в штате Вирджиния к остановке школьного автобуса. Школа Амина находилась в пяти милях от дома, а занятия начинались в 7:20, поэтому автобус приезжал рано. «Я такой вялый и сонный, что просто хочу пойти домой и лечь спать», — сказал он как-то раз режиссерам National Geographic, встретившимся ему в предрассветных сумерках.

Так страдать старшеклассникам приходилось не всегда. Несколько поколений назад для большинства детей звонок звенел около девяти утра. Но, по данным Центра по контролю и профилактике заболеваний, по меньшей мере 75% школ в более, чем 40 штатах, начали работать с 8:30 утра, причем значительная их часть еще раньше — с 7 часов.

Что случилось?

На ситуацию повлияло множество вещей: субурбанизация, энергетический кризис и хайп около темы детской безопасности. Но главная причина раннего начала занятий в школах — потребность в транспорте, так как с ростом населения в пригородах доставлять детей в школу стало намного сложнее. 

В 1960-х и 70-х годах, когда началась стройка жилья на периферии городов, часто пренебрегали необходимостью централизованного размещения школ. Вместо этого школы часто строились на еще более дальних (и недорогих) землях, а отсутствие пешеходной инфраструктуры не давало быстро и безопасно пройти к ним. Свою роль сыграли и культурные изменения: примерно в это же время многие родители стали оставлять детей дома, боясь встреч с опасными незнакомцами по пути в школу.  В 1969 году почти половина детей в возрасте от 5 до 14 лет обычно добирались до школы пешком или на велосипеде. К 2009 году этот показатель снизился до 13%, а значит потребовалось больше автобусов. Однако в условиях энергетического кризиса 1973 года пригородные школы были вынуждены сократить транспортные расходы. Автопарки, как правило, не имели отдельных автобусов для детей разных возрастов, поэтому ученики начальных классов, средней школы и старшеклассники все равно приходили в школу в одно и то же время. Доставить детей в школу старались за 2-3 подхода, и это сильно повлияло на расписание звонков.

Старшеклассников обычно развозили ранним утром — никто не хотел, чтобы первоклашки добирались в предрассветной тьме,- затем приезжали ученики средней школы и, наконец, начальной. В результате старшие и средние школы открывались раньше. Государственные школы следовали этому примеру вне зависимости от реальной потребности в транспорте, поэтому дети и родители в одном регионе жили по одинаковому графику.

Сэкономим

«Это нововведение было замечательно, но только с одной, экономической, точки зрения», — говорит Терра Зипорин Снайдер, соучредитель и директор некоммерческой группы «Начните уроки попозже», — «В эти же годы исследования сна стали показывать потребность подростков в большем количестве сна. Однако графики уже были изменены, и муниципалитеты отказывались переключаться на прежний режим».

Исследование, на основе которого и Центры по контролю и профилактике заболеваний США, и Американская академия педиатрии поддержали идею о начале школьных занятий в более позднее время, показывает, что подросткам требуется по крайней мере девять часов сна ночью, и что в период полового созревания организм начинает производить мелатонин (гормон, способствующий засыпанию) в 11 часов вечера – на целых два часа позже, чем у взрослых. Он продолжает вырабатываться до 8 утра. Не удивительно, что подростки, вынужденные в учебные дни просыпаться очень рано, страдают
хроническим недосыпом.

Его последствия крайне неблагоприятны для человека. Исследования показывают, что он способствует увеличению числа дорожно-транспортных происшествий, преступной деятельности, употреблению алкоголя и расстройствам настроения.

Снайдер отмечает, что неблагоприятному влиянию слишком рано начинающихся уроков больше всего подвержены дети из финансово неблагополучных семей. «У этих детей обычно нет никаких «запасных» вариантов, чтобы добраться до школы, — говорит она. «Если вы проспали и пропустили автобус, а у ваших родителей нет автомобиля, то, скорее всего, в этот день в школу вы не пойдете». И в целом во всем мире физическое и психическое здоровье детей страдает от недосыпа.

«Огромное количество студентов использует энергетические стимуляторы, — рассказывает Снайдер. «Они страдают от расстройства пищевого поведения, депрессий, повышенной тревожности».

Родительские дебаты

Тема вызвала ожесточенные споры среди родителей в школьных округах по всей стране. Обычно муниципалитеты неохотно перестраивают графики для позднего начала занятий в школе, но некоторые из них все-таки пошли на это по настоянию родителей или организаций по защите интересов граждан. (Школа Амина Аль-Далли, например, изменила свое время начала первого урока с 7:20 до 8:00). «Мы выяснили, что, как только организации подходят к этому вопросу с точки зрения здоровья, они начинают понимать необходимость изменений», говорит Снайдер.

Однако не все родители выступают за изменения: в Монтгомери Каунти, штат Мэриленд, в школах которого в 2015 году вернули прежнее расписание звонков, многие возражают против более долгих учебных дней для младших школьников. Некоторые из них сейчас начинают занятия не ранее 9:25. Другие отмечают снижение участия детей старшего возраста в занятиях спортом или иной вне учебной деятельности.

Экономика сна

Тем не менее недавние исследования продемонстрировали академическую пользу от позднего начала занятий: школы, в которых в течение последних двух десятилетий звонок на первый урок звенел до 8:30 утра, имеют неплохие показатели посещаемости и оценок.

По результатам исследования Гамильтонского института Брукингса за 2011 год стало известно, что перенос начала занятий в школе на один час для учеников средней и старшей школ увеличит их успеваемость, что в свою очередь принесет выпускнику школы прибыль в 17 500 долларов. Но задержка звонков также может и поднять расходы. В этом же документе приведены сведения о том, какую сумму (1 950 долларов) потеряет школьник за дополнительный час сна. И логистика, связанная с доставкой учеников из пригородных районов в школы вовремя, может быть довольно сложной: в Ховард-Каунти пара исследователей из Университета штата Мэриленд разработала компьютерный алгоритм для оптимизации расписания учебных занятий в системе начальной, средней и старшей государственных школ округа. Исследователи обнаружили, что для максимальной эффективности занятия в средней школе должны начинаться в 7:25.

Что делать

Более долгосрочное экономически выгодное решение проблемы заключается в том, чтобы убрать школьные автобусы и построить больше общеобразовательных школ в пригородах в пешей доступности и с большим количеством светофоров и пешеходных переходов.

Действия властей тоже имеют определенный успех. За последние три года в штате Мэриленд и Нью-Джерси были приняты законопроекты, которые либо предусматривают проведение исследований того, какое влияние оказывает на школьников время начала занятий, либо побуждают школы к тому, чтобы уроки начинались позже.

«Люди чувствуют, что грядут изменения», — говорит Снайдер, уверенная, что дети в центре городов и на их окраинах вскоре получат возможность спать хотя бы немного больше.

Поделиться